Солдат войны, солдат правопорядка

В архивах отдела внутренних дел России по Николаевскому району сохранились служебная карточка и фотография старшины милиции, ветерана Великой Отечественной войны Виктора Демьяновича Бояркина. Именно эти два документа, представленные в редакцию председателем совета ветеранов организации А.М. Мешковым, стали отправной точкой для публикации в газете «АЛ».

Ветеран ушел из жизни в 1993 году в возрасте 69 лет, но его сын, Олег Викторович, бережно сохранил награды, орденские книжки, фотографии того времени, запросы, военный билет, почетные грамоты и даже свидетельство о браке отца с мамой, Александрой Алексеевной. Они прожили вместе 32 года, жена пережила своего мужа всего на шесть лет.

— Первые рассказы отца о войне отчетливо остались в памяти, когда мне было лет восемь. Воспоминания сохранились какими-то отрывками. Самое интересное, что по мере того, как я рос, отец рассказывал все меньше и меньше, а потом и вовсе перестал, — говорит Олег Викторович. — Что помню? На фронт отец ушел в 17 лет. Он родился в деревеньке Мостовое курганской области, окончил семилетку, работал учетчиком в леспромхозе. Семья жила бедно и на призывной пункт прибыл в лаптях. Попал в учебную часть, учился на младшего командира. После «учебки» оказался в 105-й воздушно-десантной бригаде. Они совершали учебные и боевые прыжки с аэростата с высоты 400 и 800 метров. Готовились к заброске в тыл врага. В удостоверении засчитано 8 прыжков. Говорил, что совершенно не было страшно. В 1944 году, когда наши войска погнали фашистов на запад, Виктор Бояркин наконец-то попал на фронт. Было это в Белоруссии, у границы с Румынией и Австрией. С многокилограммовой пулеметной станиной на плечах пешком прошел пол-Европы. В апреле 1945 года с боями вошел в Вену, потом в Прагу. Иногда даже приходилось спать прямо на марше. Болел куриной слепотой, обнаружили затемнение в легких, лечился в госпитале. В мирное время это затемнение стало причиной смерти отца — рак легких. После окончания войны он два года служил в комендантской роте в Будапеште (здесь отец встретил победу). Особой любви к советским солдатам венгры уже тогда не испытывали. Днем радушно улыбались, наливали вино, а ночью стреляли из-за угла. И в мирное время гибли боевые товарищи отца. Он остался жив, — продолжает вспоминать мой собеседник. — Перед демобилизацией ему вручили трофейный немецкий аккордеон и 10 кг муки. К тому времени мама и сестра отца оказались на Нижнем Амуре. До Хабаровска младший сержант Бояркин добирался целых два месяца. Пришлось обменять трофеи на еду, чтобы не умереть от голода. Очень жалел об аккордеоне, потому что всегда играл на гармошке, баяне. В мирной жизни большого выбора из-за отсутствия образования не было, отец пошел на службу в милицию. Главным фактором, сыгравшим свою роль в выборе профессии, стало предоставление жилья. Семья Бояркиных перебралась в «милицейский дом» по ул. Володарского, 6 (не так давно эту двухэтажку снесли). В 1950 году отец женился. Позже родился мой старший брат Анатолий, а потом, в 1955 году, появился на свет я. Вот, пожалуй, все, что осталось в памяти.

Олег Викторович сохранил газетную вырезку из «Ленинского знамени» от 16 мая 1987 года. 33 года назад А. Анципе- рович опубликовала материал, посвященный В.Д. Бояркину в рубрике «Истории немеркнущие строки». Внештатный корреспондент, сотрудник милиции, рассказывает со слов Виктора Демьяновича о военном пути и мирной жизни ветерана, в том числе и о самом памятном бое за австрийский город Баден.

В Вене на площади Шварценбергплац есть 12-метровый монумент, воздвигнутый в память о 17 тысячах советских солдат, погибших в ходе Венской наступательной операции. Однако в памяти ветеранов той войны остались и другие австрийские города, где им приходилось проливать кровь — Грац, Линц, Винер-Нойштадт и Баден. Этот городок расположен в 26 км от Вены, с которой был связан трамвайной линией. Баден находится в устье живописной долины Хелененталь, часть долины реки Швехат находится в горном массиве Венского леса. Весна 45-го года была ранней и дружной. Все ярче светило солнце, в гористых лесах набухали почки, зеленела трава, но нашим солдатам некогда было любоваться красотами природы. Бои на границе и на территории самой Австрии оказались невероятно ожесточенными. Опираясь на заранее созданные пограничные укрепления и труднопроходимые естественные рубежи — горы, реки, болотистые поймы, фашисты упорно сопротивлялись. На помощь обороняющемуся врагу из района Вены спешно перебрасывались свежие части. Но ничто уже не могло сдержать натиска наступающих советских войск.

«Представьте себе узкий коридор, — рассказывал Альбине Анциперович Виктор Демьянович, вспоминая события сорокалетней давности. — С одной стороны — отвесные скалы, с другой — сосновый бор с многочисленными завалами, а дорога заминирована. На скалах вражеские артиллерийские батареи. И обзор, и инициатива — все в руках немцев. Обстреливая шквальным огнем дорогу, они были уверены, что крепкий баденский орешек нам не по зубам. Фашисты готовились к обороне города, думали, что они все учли, все рассчитали. Бой показал, что просчитались. Потому что забыли о главном — беспримерном мужестве и отваге русских солдат. Они проявили в этом бою чудеса героизма и взяли город, заплатив за его свободу своей кровью и жизнью. Боевые награды да светлая память о павших товарищах остались с тех грозных лет».

В 1947 году Виктор Демьянович приехал в Николаевск-на-Амуре. Солдат войны решил стать солдатом правопорядка, начал службу в милиции.

«В 50-е годы наш отдел обслуживал область, — вспоминал В.Д. Бояркин. — Работы было невпроворот. Техника в нашем распоряжении отсутствовала, лошадей давали только в отдаленные командировки. Город грязный, неуютный. Мне, как участковому, необходимо было помимо профилактики и раскрытия преступлений заниматься вопросами санитарии. Домой возвращался поздно ночью грязный, усталый, а утром — снова на службу».

В милиции бывший солдат научился всему: искусству работать с людьми, умению владеть собой, профессиональным навыкам, быстро и точно решать поставленные задачи. Непросто ему приходилось, но еще на фронте Виктор Демьянович никогда не пасовал перед трудностями, преодолевал их и всегда брал неприступные, казалось, высоты. В послужном списке старшины милиции Бояркина рядом с боевыми появились и награды за добросовестный труд. Почти 30 лет прослужил Виктор Демьянович в органах внутренних дел. Менялись милицейские должности, неизменным оставалось отношение к делу и чувство ответственности человека, стоявшего на посту по охране жизни и здоровья советских граждан.

В семье Бояркиных награды Виктора Демьяновича аккуратно прикреплены к подушечке, обшитой красным бархатом. На ней две медали «За боевые заслуги», медали «За взятие Вены», «За победу над Германией», орден Отечественной войны II степени, памятные, юбилейные и ведомственные награды. Еще Олег Викторович рассказал, что в Хабаровске есть Центр патриотического воспитания, который является частью архитектурного комплекса «Город воинской славы», в музейном комплексе на мраморной мемориальной плите среди 37 Бояркиных, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны, есть имя его отца. Однако информация о нем неполная, отсутствуют данные о дате и месте призыва на воинскую службу, ничего не известно о ранениях и наградах, дате, месте смерти и захоронении. Сын собирается поехать в краевой центр и исправить ситуацию. Чтобы знали и помнили!

Олег ЕВСЮГОВ. Фото из архива семьи Бояркиных.

Поделиться
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x