Мой платочек папа донёс в гимнастёрки до Берлина

Это рассказ о человеке, чья история всколыхнула мое сердце и в некотором роде поменяла мое представление о военных и послевоенных временах. В жизни Нины Александровны Бикбаув было много трагических моментов, но не обошлось и без счастливых, заставляющих переосмыслить отношение к людям и некоторым «ценным» вещам. Далее история будет вестись от лица Нины Александровны.

Я родилась в Иркутской области около села Саян. К началу войны мне не было и трех лет, и по этой причине мало что помню из детства, но воспоминания о войне не забуду никогда. Когда провожали папу, я его обняла и укололась щекой о его щетину. Помню, что дала ему свой платочек. Он платочек положил в карман и пронес его в гимнастерке до Берлина. Папу забрали на фронт в Сибирский полк, который формировался в Нижнеудинске.

Во время войны прииск, в котором я родилась, закрыли. Люди, кто смогли, уехали, и мы уехали. Север, холодно… Нас эвакуировали на военном самолете в Нижнеудинск. Оттуда мы на лошади добирались в пятидесятиградусный мороз в Красноярский край. На вокзале нас пожалел какой-то старичок и приютил у себя. Помню теплую русскую печь, на которой спала. Печь для нас была — все. Потом всей семьей переехали в очень живописную деревню Благовещенка, что в Московской области. С собой мы привезли много шелка и швейную машинку «Зингер». Эти вещи были сразу же проданы, на вырученные деньги купили дом. Весной засадили огород, но, к нашему удивлению, на нем ничего не выросло, как потом оказалось, почва была сплошной глиной.

Еды было очень мало. Я знала много песен и стихотворений, с которыми бежала к соседям, рассказывала стишок или пела. За это представление меня приглашали за обеденный стол. Я садилась и смотрела, как хозяйка по очереди накладывает картошку со шкварками всей семье. У меня сердце замирало от одной мысли, что мне не достанется. Наконец хозяйка выскребала со дна миски картошку и давала мне. Если же я не наедалась, то бежала к другим соседям и повторяла эту незатейливую процедуру. По весне бегала в лес и там ела молодые побеги сосны, которые на вкус — кисло-сладкие. А медуница мне заменяла сахар.

В деревне никто не воровал, но подобный грех за собой помню. Однажды я с голоду пошла к соседям. Вижу, что у них на крыльце стоит ведро очищенной картошки. Я поздоровалась, в ответ — молчок. До меня дошло, что дома никого нет. Я быстро схватила две картошины и убежала. Прибегаю домой, сажусь на крыльцо и съедаю эти две сырые картофелины. Больше я к этим людям не ходила, до того было стыдно! Домашним я об этом не рассказала…

Война закончилась! Вернулся отец. Я и другие ребятишки часто расспрашивали его о военных событиях, просили рассказать солдатские истории, но он всегда отворачивался и начинал напевать «Бьется в тесной печурке огонь». Мы завели небольшое хозяйство: курочек, петушков и собачку.

Я пошла в школу. На большой перемене мы с ребятами часто бегали в рощу за школой. Там был огромный муравейник, в который мы вставляли очищенные от шкурки палочки, а потом слизывали с них муравьиную кислоту, и нам казалось, что мы наедались. Мы не знали, что из-за этой кислоты аппетит только увеличивается.

Когда я окончила семь классов, мы переехали в Заречье.

Там был полуразрушенный домик, который отец с моими братьями отремонтировали. Земля там была хорошая, урожайная. Купили пару овец, корову Белянку, поросенка, завели много кур. И только тогда по-настоящему есть начали.

В школу ходили за 12 километров, неся за спиной самодельный рюкзак с продуктами.

Как же я любила учиться! В 4 классе прочла много литературы, например, «Тихий Дон».

Вот интересная история об одном моём пути в школу. По пути стоял небольшой магазинчик, в котором продавались невероятно маленьких размеров пачки сигарет «Прибой». Мы с ребятами однажды взяли эту пачку, спички и пошли в школу. В это время волки проявляли небывалую активность, и пока мы шли, они выстроились вдоль дороги и со злобным оскалом смотрели на нас. Мы чуть не умерли от страха! Мы взяли и задымили, в надежде, что волки испугаются и убегут. Волки, конечно, не испугались, но и нас почему-то не тронули, и мы благополучно добрались.

Я любила учиться, но в школу ходила не всегда, бывало, что просто-напросто нечего было надеть. Учебников на всех не хватало — один на весь класс. А какие у нас были учителя! Все грамотные, умные, справедливые. Особенно запомнились два учителя — это Ревека Самуиловна (немецкий язык) и Вениамин Васильевич (география и история). До сих пор вижу сны, в которых я готовлюсь к предстоящей контрольной работе. Я бы даже сейчас с удовольствием пошла в школу. Это же так хорошо — много знать!

Закончилась моя учеба в школе, и передо мной встал вопрос — куда же мне поступать учиться? Я очень хотела поступить в Красноярский медицинский университет, но ехать было слишком далеко. Мне написал один из братьев, который жил на Дальнем Востоке, и пригласил к себе, сказав, что здесь много учебных заведений. Так я тут и оказалась, отучилась и осталась жить.

Алексей Плотников, ученик 10 класса, школа № 1.

Поделиться
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x