Особенно вкусным нам казался хлеб с отрубями

Я записала воспоминания Лидии Николаевны Асташовой. К началу войны ей исполнилось три года, но она многое помнит. Вот её рассказ:

-Мои родители с Украины. Еще до войны по вербовке перебрались на Дальний Восток. Жили мы в Амурской области, в городе Белогорске. Отец, Николай Гаврилович, в 1941 году ушел на войну. С мамой, Ульяной Никитичной, осталось нас двое: я и брат шести лет, он уже ходил в школу, а в сентябре 1942 года родился еще один братик.

Тяжелое было время… Но маму мы слушались беспрекословно. Давала нам поручения хлопотать по хозяйству. Грядки пололи, хоть и было нам немного лет, но грядку каждый был обязан очистить от сорняков, окучить. Сама она работала на железной дороге кайлом, здоровье было плохое, но работать приходилось. Нам, детям, тоже пришлось работать на железной дороге. Чтобы были железнодорожные пути чистые, очищали их от травы. Работали на сенокосе.

В военные годы питались мы просто. Но особенно вкусным казался нам хлеб с отрубями, у него был аромат, и он очень долго не засыхал. Тяжело было с одеждой в ту пору, мама зимой сама сшила нам бурки, это такая обувь. Еду мама обменивала на одежду, если такая возможность выпадала. Денег почти не было, так как всё отправляли на фронт. Дома все окна всегда были замаскированы: завешаны или заклеены, чтобы в щелочку не пробивался свет.

Умудрилась как-то мама купить молодую корову, но за нее пришлось отдать последнюю шаль — так потребовал мужчина, который продавал. Зато к приходу отца с войны она уже давала нам молоко.

Через наш город проходила железная дорога Владивосток — Москва. Целые эшелоны двигались с запада на войну с Японией. Мы бегали встречать эти поезда. Кричали радостно друг другу: «Вон, видела — наш папка поехал! Вон, видела — рукой помахал!» Все ждали своих отцов. Ждали и мы своего отца, и были безмерно рады, когда он вернулся.

Как я уже говорила, отец, Николай Гаврилович, ушел на фронт в 1941 году. Был на передовой и попал в плен, потому что был ранен и контужен. На наши просьбы рассказать о войне, он обычно отмалчивался, тяжело ему было вспоминать это время. В плену их заставляли работать в шахтах, нельзя было даже лишний раз присесть, кто не подчинялся — расстреливали. Вернулся он зимой 1946 года. Заезжал к матери на Украину в Белгородскую область Грайворонский район село Почаево. Я там сама ни разу не была (хотя в Киев ездила два раза), но запомнила на всю жизнь эти названия. Папа пришел с войны совсем худой, весил всего сорок пять килограммов. До самой смерти жил с осколком за ухом, нельзя было его вытащить.

Несмотря на все трудности, дождавшись возвращения отца, зажили счастливо всей семьей. После войны родились еще два мальчика.

Я выросла, вышла замуж и уехала в Казахстан — пять лет там прожила. Потом вернулась в Белогорск. Муж позвал брата жить в Николаевск-на-Амуре, говорил, как тут хорошо. Когда приехали, увидели высокие сугробы, мы же столько снега никогда не видели: заборов не видно, домов сквозь метели не видно.

Сначала на работу устроилась в прокуратуру курьером, разносила повестки. Заместитель прокурора Картышев помог устроиться учеником повара. Потом сразу же на кондитера пошла, сейчас я повар четвертого разряда и кондитер пятого разряда. Всю жизнь проработала кондитером — тридцать два года.

Вероника Яровая, 7 класс, школа № 4.

Поделиться
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x