Советский флаг над Порт-Артуром

Совсем скоро, 9 августа, исполнится 75 лет со дня начала Маньчжурской стратегической наступательной операции Советской армии против вооруженных сил Японии. По оригинальности замысла и мастерству исполнения это была одна из самых выдающихся военных операций во всей мировой военной истории. В ней нашли воплощение все достижения военной мысли и военного искусства, накопленные советскими Вооруженными силами во время Великой Отечественной войны. На эту тему рассуждает военный историк, почетный гражданин Хабаровска Александр Филонов.

Капитуляция гитлеровской Германии еще не означала окончания Второй мировой войны. Дальневосточные рубежи нашей Родины еще находились под угрозой японской Квантунской армии и войск марионеточного государства Маньчжоу-Го, силы которых были сосредоточены вдоль границ с Советским Союзом. Кроме того, мощная военная группировка японцев находилась на территории Кореи.

Всего Япония и её марионетки для войны с СССР располагали группировкой общей численностью более одного миллиона человек, на вооружении имелось 1215 танков, 6700 орудий и миномётов, 1907 самолётов и 25 боевых речных кораблей.

Было оборудовано 17 укрепленных районов, включавших 8 тысяч долговременных огневых точек. И вся эта военная мощь в любой момент могла быть брошена на нашу землю — поэтому как можно скорее нужно было ставить окончательную точку в мировой войне.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР

Начиная с 1944 года, операторы Генштаба приступили к разработке фронтовой операции против Японии, а в мае-июле 1945-го была проведена грандиозная перегруппировка сил и средств с запада на восток по единственной Транссибирской магистрали на расстояния 9-11 тыс. км.

Это было беспрецедентное перемещение войск на такое большое расстояние и в такие сжатые сроки. Таким образом, на Дальний Восток и в Забайкалье прибыли три армии (в том числе танковая), 36 дивизий и 46 бригад основных родов сухопутных войск, 5 авиационных дивизий и три истребительных корпуса из состава ПВО страны.

В целом, соотношение сил было в пользу советских войск. Причем их превосходство заключалось не только в количестве и качестве вооружения (достаточно сравнить танки противоборствующих сторон, например, японский «Ха-Го» и советский Т-34-85), но и в качестве самого солдата, что стало решающим фактором!

Ведь в Забайкалье с запада прибыли войска и штабы, которые имели богатейший опыт проведения боевых операций против сильнейшей армии мира! Да и память народная не позволяла забыть поражение русской армии в Порт-Артуре, Цусиме и Мукдене в 1905 году, бесчинства японских оккупантов в 1918- 1922 годах в Приморье, наглые провокации японской военщины на нашей границе в течение всего остального времени.

ЧАНЧУНЬ И МУКДЕН

Летом 1945 года в командование Забайкальским фронтом вступил Маршал Советского Союза Родион Малиновский — опытнейший военачальник. Согласно замыслу, удар со стороны Забайкалья предполагалось нанести в направлении на Чанчунь и Мукден.

С июня 1945-го и до начала наступательной операции тыл фронта смог накопить боевые запасы в размере 4-5 боекомплектов для всех видов оружия, 30 заправок авиабензина для всех самолетов, 20 заправок автобензина и 10 заправок дизельного топлива. Также на складах был сосредоточен шестимесячный запас продовольствия и фуража. Все это могло оперативно перемещаться в пункты назначения, для чего Забайкальский фронт имел 49053 автомашины.

Для обеспечения войск водой в сложных пустынных условиях было сформировано несколько отрядов водоснабжения, которые построили 1194 колодца и развернули 61 пункт водоснабжения. Эти меры позволили войскам беспрепятственно пройти пустыню Гоби.

Еще один интересный момент: прибывшие с запада войска имели хлебопекарни, работавшие на дровах. Однако в пустынной Маньчжурии дров не было, и поэтому их заготовка осуществлялась в таёжных районах Сибири, после чего дрова доставлялись войскам за 600 и более километров по железной дороге и автомобильным транспортом.

Вечером 8 августа (когда на Дальнем Востоке уже было раннее утро следующего дня) Советское правительство передало Японскому правительству заявление: «После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны. Требование трех стран — США, Англии и Китая от 26 июля сего года о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил было отклонено Японией. Тем самым предложение японского правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую почву… Советское правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы отдальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после ее отказа о безоговорочной капитуляции… Ввиду изложенного, Советское правительство заявляет, что с завтрашнего дня, то есть с 9 августа 1945 года, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией».

РАЗВЕДКА ДОЛОЖИЛА НЕТОЧНО

Всё, что написано про миллионную Квантунскую армию, про тысячи танков и самолётов, в какой-то степени верно. К началу наступления в советских штабах были в этом уверены. Во всяком случае, все доступные сегодня источники информации это подтверждают.

Реальный расклад японских сил узнали после победы, когда захватили документы, посчитали убитых, пленных и трофеи. Впрочем, эти цифры в советское время обнародованы не были, не особо стремятся сообщать о них и сейчас.

К августу 1945 года у Квантунской армии имелись 23 пехотные дивизии, 2 танковые и 11 смешанных бригад, до 400 старых танков и около 250 боевых самолетов. Численность личного состава равнялась примерно 300 тысяч человек. При этом реально в войсках было лишь 95 истребителей, остальные самолеты находились в многочисленных учебных частях и школах, расположенных на территории Маньчжурии. Что касается количества танков, то столько их было в Маньчжурии в 1944 году и новых поступлений точно не было.

Обычно упоминают ещё про армии Маньчжоу-Го, Мэнцзяна, а также Суйюаньскую. Формально данные силы вместе составляли 13 дивизий и 14 бригад, но, во-первых, эти дивизии и бригады были на самом деле размером с батальон, а во-вторых, почти половина из них вообще существовала лишь на бумаге. Во всяком случае наши солдаты большую часть этих «армий» просто не обнаружили.

При сравнении сил надо помнить и то, что японские дивизии были значительно слабее советских. Штаты японской армии можно посмотреть по американским справочникам Handbook on Japanese Military Forces за 1942-й и 1944-й гг.

Японская армия уступала и по количеству, и по качеству вооружения, да ещё была далеко не по штатам укомплектована.

И самое главное, соединения Квантунской армии были укомплектованы теми, кто не годился для военных действий на Тихом океане. За годы войны Квантунская армия превратилась из отборной ударной группировки в учебную.

В ней формировались новые соединения, в ее состав отправляли на отдых и для пополнения потрепанные на других фронтах дивизии. К 1945 году людские резервы Японии были уже исчерпаны, и в Маньчжурии оставались лишь те, кто был слишком молод или стар для отправки на фронт.

Согласно данным японского Генштаба, которые приводит в своей книге «Августовский шторм» американский историк Дэвид Гланц, из 32 дивизий и бригад Квантунской армии боеготовность 23 оценивалась в 15-20%, и лишь 4 были готовы на 60-76%.

По сути, единственной реальной боевой базой Квантунской армии были 17 укрепленных районов. Самые крупные из них занимали участки фронта в несколько десятков километров, а количество военных в них достигало численности бригады.

Советские солдаты и командиры имели над японцами и немалое качественное превосходство. В первую очередь, это касалось тех, кто уже воевал с вермахтом. Значительный боевой опыт не мог ни сыграть свою роль. Конечно, таких бойцов было менее трети на Дальнем Востоке, но и те, кто нес там службу уже давно, тоже успели хорошо подготовиться.

«АВГУСТОВСКАЯ БУРЯ»

Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию Красной Армии на западе называют «Августовской бурей». И это была действительно буря, которая практически снесла все японские войска.

То, что данные советского командования о вооружении Квантунской армии в несколько раз превышали реальные силы, оказалось очень хорошо. Следствием этого стало сосредоточение на Дальнем Востоке войск огромных размеров.

Надо заметить, что советские части, выступавшие против Японии, всегда существенно превосходили Квантунскую армию даже в самые сложные периоды Великой Отечественной войны. Дальневосточная группировка включала не менее миллиона солдат, свыше двух тысяч танков и более тысячи самолётов.

Поэтому, в первую очередь, на Дальний Восток перебрасывали новую технику: реактивную артиллерию, САУ, самолеты и танки. Так, например, прямо из США прибыли 183 новых танка «Шерман» и поступили на вооружение 9-го мехкорпуса 6-й гвардейской танковой армии.

Пехоты же на Дальнем Востоке и своей хватало, хотя все равно целых три общевойсковых армии были переброшены для усиления.

Всего на Дальнем Востоке на трёх фронтах были сосредоточены 62 стрелковых, 2 танковые и 2 кавалерийские дивизии, 1 танковый и 3 механизированных корпуса, 4 стрелковых, 25 отдельных танковых, 1 механизированная и 1 мотострелковая бригады, 28 авиационных дивизий, 27086 орудий и миномётов, 1171 реактивная установка, 5 556 танков и САУ, 3 720 самолётов.

Личный состав войск — 1 577 725 человек. И это без учета войск укрепрайонов и ПВО страны, которые в наступлении участия, по понятной причине, не принимали.

СОВЕТСКИЙ «БЛИЦКРИГ»

Иначе как «блицкриг» (в «чистом» понимании значения этого слова) нельзя назвать то, что провела Советская армия в Маньчжурии. Молниеносный удар танковых и механизированных частей, которые в фантастически высоком темпе смогли преодолеть доселе неприступные пустыню Гоби и горный хребет Большой Хинган и вышли на оперативный простор…

Сокрушительные удары бомбардировочной авиации со скоплением живой силы противника, по его стратегическим объектам и коммуникациям. Дерзкие воздушные десанты в основные очаги сопротивления… Полное блокирование морских коммуникаций силами Тихоокеанского флота. Всё это позволило сломать волю врага к сопротивлению всего за 12 дней. После чего японские гарнизоны, не видя перспектив своего самоубийственного сопротивления, начали массово сдаваться в плен.

В этой короткой войне японцы потеряли 84 тысячи человек убитыми, 600 тысяч пленными. К слову сказать, все три фронта Советской армии в упорных боях с японцами потеряли погибшими 12 тысяч воинов, что несоразмерно меньше потерь врага.

Вступление Советского Союза в войну против Японии явилось справедливым актом в защиту интересов всех стран, которым угрожали японские милитаристы. Вооруженные силы СССР приступили к ликвидации очага войны на Дальнем Востоке, восстановлению мира в этой части земного шара.

В полосе наступления 36-й армии, которая действовала на второстепенном направлении, было расположено два мощнейших укрепрайона, Чжалайнор-Маньчжурский и Хайларский, опираясь на которые японцы попытались организовать стойкую оборону.

За ночь инженерные войска навели здесь 5 мостов и организовали паромную переправу через реку Аргунь и, используя богатый опыт штурма Кёнигсберга, быстро блокировали укрепрайон в Чжалай-норе, а затем подавили сопротивление его гарнизона.

ПОВТОРИЛ ПОДВИГ МАТРОСОВА

Далее в прорыв в направлении города Хайлар был брошен передовой отряд генерал-майора В.А. Бурмасова, основу которого составила 205-я танковая бригада, имевшая на вооружении танки Т-34. Уже к вечеру бригада прорвалась к Хайлару и овладела рабочим поселком и железнодорожной станцией на окраине города.

В тот же день совершил свой подвиг молодой учитель из Улан-Удэ Иннокентий Николаевич Баторов — в ходе боя за поселок он лично уничтожил два пулеметных ДОТа. Когда на его пути попался третий ДОТ, гранат уже не оставалось. И тогда 25-летний парторг роты мотострелкового батальона 205-й танковой бригады, не желая снижать наступательный порыв своих товарищей, совершил настоящий подвиг — своей грудью закрыл амбразуру вражеского ДОТа…

Кстати, при уничтожении Хайларского укрепрайона 6 советских воинов повторили подвиг Александра Матросова!

При прорыве укрепленных районов большая роль отводилась саперам-подрывникам, входившим в состав штурмовых групп. После захвата огневых сооружений силами выделенных подрывных команд (каждая в составе до саперного взвода) производилось их полное разрушение. Так, только за первые четыре дня боев подразделениями 295-го инженерно-саперного батальона было взорвано 79 фортификационных сооружений вместе с их гарнизонами, а в рукопашных схватках уничтожен 81 японский солдат. Всего в Чжалайнор-Маньчжурском и Хайларском укрепленных районах саперами было подорвано и уничтожено 1190 фортификационных сооружений, из них 306 дотов.

Не отставала от саперов и пехота — 9-й стрелковый полк 94-й стрелковой дивизии только в одном из узлов сопротивления этого укрепрайона уничтожил 15 ДОТов, 25 бронированных пулеметных колпаков и командный пункт. 97-й артиллерийский полк этой же дивизии уничтожил 25 ДОТов, 40 пулеметных точек, 4 склада и 5 опорных пунктов.

Нелегко пришлось воинам конно-механизированной группы, которой предстояло за трое суток преодолеть через пустыню более трехсот километров! Казалось, что эта задача была невыполнима, но не для опытного кавалерийского генерала Иссы Александровича Плиева, который прославился своими дерзкими рейдами по фашистским тылам в годы войны.

Отступающие японские войска отравляли колодцы, нападали на тыловые части группы, а 12 августа конники попали в жуткую песчаную бурю, но ничто не могло остановить советских и монгольских кавалеристов! А попытка князя Дэ Вана (правитель Внутренней Монголии, которого поддерживали японцы) напасть на войска генерала Плиева провалилась полностью.

БАТАЛЬОНЫ ЗАНИМАЛИ ГОРОДА

Один за другим советские войска занимали города, освобождая китайский народ от японских захватчиков. В основном наступление велось небольшими передовыми отрядами (по современной терминологии — батальонными тактическими группами), что позволяло сохранять высокие темпы наступления, путая врагу все планы по организации обороны.

Обычно передовые отряды обходили выявленные очаги сопротивления, отдавая их уничтожение частям, следующим во втором эшелоне. Именно такой характер наступления и объясняет фантастическую скорость, с которой наступали части Советской Армии — это было настоящее военное искусство, выпестованное на полях сражений Великой Отечественной войны.

К исходу первого этапа операции 6-я гвардейская танковая армия вышла на подступы к городам Мукден и Чанчунь, а конно-механизированная группа Плиева овладела коммуникациями между Маньчжурией и Северным Китаем, тем самым изолировав Квантунскую армию от стратегических резервов японского командования в Китае.

Ввиду того, что воздушная разведка не обеспечивала должного вскрытия сил противника, особую роль в «советском блицкриге» играли высокомобильные разведывательные отряды, которые отрывались от передовых частей на значительные расстояния.

Отрыв в 100 км уже никого не удивлял, а 14-й разведывательный мотоциклетный батальон дерзко действовал в отрыве от основных сил на удалении 200 и более километров, снабжая штаб 6-й гвардейской танковой армии надежной информацией о противнике. Моральный и психологический (а также и стратегический) перелом в этой короткой войне наступил — японцы начали сдаваться, прекращая сопротивление.

РАЗГРОМ

Стремительный рывок советских войск через безводные пустыни и горы Большого Хингана, которые считались непреодолимыми, форсирование крупных рек, преодоление укрепленных районов и выход на равнину Маньчжурии поставили японское командование в тяжелое положение.

Можно сказать, что японские вооруженные силы оказались перед лицом катастрофы. Квантунская армия оказалась отрезана от японских войск, находящихся в других районах Китая, а также от японских островов. Японцы понимали — войска разбиты и деморализованы, заранее подготовленных рубежей для обороны уже нет, выход был только один — капитуляция.

17 августа командующий Квантунской армией генерал Ямада обратился к главнокомандующему советскими войсками на Дальнем Востоке Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому с предложением начать переговоры о прекращении военных действий. В ответ Александр Михайлович Василевский предложил японцам с 20 августа прекратить боевые действия по всей линии фронта. Переговорные процессы начались практически со всеми командирами крупных японских воинских частей.

Однако не все части Квантунской армии сразу начали складывать оружие. Местами японцы продолжали оказывать сопротивление, чем заставляли обрушивать на себя всю мощь, которой располагали советские войска. Говоря современным языком, Советская Армия повсеместно «принуждала к миру» наиболее одиозных милитаристов.

Быстро сложилась практика отправки групп парламентеров — обычно вылетало несколько транспортных самолетов (на борту которых находился старший офицер или генерал-переговорщик вместе с охраной из дюжины десантников) с истребителями прикрытия, которые приземлялись на японском аэродроме.

С нашим переговорщиком встречались японские командиры и обговаривали предстоящую процедуру капитуляции. В случае осложнения переговоров обычно на этот же аэродром мгновенно прибывал на самолетах еще один десантный отряд численностью от двухсот до пятисот человек, которые своим присутствием значительно облегчали проведение переговоров. Дерзость подобных действий не знала границ — были случаи, когда несколько десятков советских воинов принимали капитуляцию многотысячных японских гарнизонов.

В частности, один из таких переговорщиков, представитель штаба Забайкальского фронта полковник И.Т. Артеменко, добившись от генерала Ямадо согласия на капитуляцию, буквально тут же заставил японца выступить по радио с приказом своим войскам сложить оружие.

19 августа десант, высадившийся на мукденском аэродроме, захватил императора Манчжоу-Го Пу И, который готовился сбежать на самолете, бросив своё «марионеточное государство». В этот же день Мукден был взят советскими войсками. 24 августа в Чанчунь принимать капитуляцию прилетел Родион Яковлевич Малиновский, который встретился с Ямадо, руководившим разоружением своих войск. Вскоре над Порт-Артуром и Дальним взвился советский флаг.

ПОБЕДА БЫЛА ПОЛНОЙ

Забайкальский фронт пленил 220 тысяч японских военнослужащих, захватил 502 самолета, 163 танка, 358 орудий, 1137 пулеметов, 233 различных склада. Разоружение и прием большей части капитулировавших войск Квантунской армии были полностью завершены к концу августа.

Постоянный очаг напряженности на Дальнем Востоке прекратил свое существование. Японии больше ничего не оставалось, как 2 сентября 1945 года подписать акт о капитуляции на борту американского линкора «Миссури». Десятки воинских соединений получили почетные наименования Хинганских, Мукденских, Уссурийских, Порт-Артурских, многие части были награждены орденами. 87 воинов за свои подвиги были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Война была короткой, но сокрушительно-победоносной. В этой войне проявился весь опыт советской военной мысли, который с таким трудом познавался в ходе Великой Отечественной войны. Операция по разгрому Квантунской армии стала апофеозом советской военной мощи и подвела окончательный итог под результатами Второй мировой войны.

Советские войска еще до 1955 года находились на Ляодунском полуострове, в Дальнем и Порт-Артуре, и лишь только после того, как дружественный Китай смог восстановить свои вооруженные силы, 39-я армия была выведена в СССР.

Тем не менее Маньчжурская стратегическая операция Красной Армии не была легкой прогулкой. В боях с советскими войсками японские части проявляли фанатичное следование приказам и своему воинскому долгу, дух самоотречения и самопожертвования, дисциплинированность и организованность.

Документы свидетельствуют о многочисленных фактах ожесточенного сопротивления японских военнослужащих даже в безвыходных ситуациях. Победа Советских Вооруженных сил на Дальнем Востоке в сентябре 1945 г. досталась ценой жизни многих тысяч советских солдат и офицеров. Общие потери советских войск с учетом санитарных составили 36456 человек. Соединения Монгольской народнореволюционной армии потеряли 197 человек, из них 72 человека — безвозвратно.

В результате этой операции была разгромлена Квантунская армия и от японской оккупации был освобожден Северо-Восточный Китай. Как и все в истории, с течением времени события того периода на Дальнем Востоке трактуются по-разному в разных странах и разных кругах.

«Тихоокеанская звезда».

Поделиться
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x