С 16 лет трудилась на шахте

Слежу за публикациями рубрики «Живая память поколений. И мне захотелось рассказать о своей маме Вере Семёновне Ждановой, недавно ей исполнился 91 год. Её любовь к жизни и оптимизм заряжают всех, а мужество перенесённых жизненных событий даёт нам возможность гордиться ею.

Моя мама Вера Семеновна родилась в 1929 году в далекой Киргизии, в шахтёрском городе Кок-Янгак. Ещё до революции по Указу царя, её предки переехали сюда из Украины. Как гласит легенда, один человек во время уборки пшеницы нашел черный камень, всем показывал, но никто не смог ответить на вопрос, что же это? Тогда человек пошел в Ивановку, где жили русские переселенцы из Донбасса, и один из жителей сказал, что это каменный уголь.

Так в 1910 году начали добывать уголь на юге Киргизии. Поначалу уголь брали прямо на поверхности холма. Потом владелец копи научился разрабатывать подземные пласты. Шахтёры работали по 14-16 часов в сутки, задыхаясь в угольной пыли и копоти от масляных горелок, которыми освещались выработки. Кувалда, кайло, кирка, лом, лопата — вот и вся «техника», которой был вооружён тогдашний шахтёр.

В течение 1928-1929 годов были заложены разведочные штольни, угольное месторождение стало приобретать более совершенный вид.

Семья моей мамы жила очень скромно. Её дедушка и отец работали на шахте, добывали уголь.

Маме было 11 лет, когда в 1941 году нападение гитлеровской Германии на нашу Родину прервало строительство шахты и изменило людские судьбы.

В войну сотни кок-янгакцев отстаивали независимость Родины, храбро сражаясь против фашистов.

А в шахтерском городке все от мала до стариков старались для фронта и для победы. Детство было тяжёлым. Мама в школе училась всего до 6-го класса, не было ни учебников, ни тетрадок. Жили впроголодь, немного выручали лес и горы, которые окружали городок. Там собирали ягоды, орехи, кислицу, дикие яблоки и отправляли всё на фронт.

Отец мамы (мой дедушка) постоянно рвался на войну, потому что ему было невыносимо работать, зная, что два его брата уже убиты на передовой. Но у него была бронь, на шахте работали одни старики и женщины. В 1942 году, в самый разгар Великой Отечественной войны, было принято решение пересмотреть прежний технический проект шахты № 40. Стране нужен уголь! Строительство шахты ускорилось. В 1943 году в шахте случился обвал и маминого отца завалило.

После похорон жить стало ещё тяжелее. Бабушка работала на шахте круглосуточно, небольшая пересменка — и опять вниз, за углем. Мама от безвыходности пошла в соседний посёлок, где директором детского дома работала её тётя. Она стала просить её забрать в детский дом. Тётя объяснила, что при живой матери она не может этого сделать. Трудно жилось всем, ни у кого ничего не было лишнего, не хватало ткани, обуви, даже не было мыла.

В стране начал свирепствовать брюшной тиф. У мамы были шикарные косы, но когда она заболела тифом, очнулась в больнице и заплакала, голова её была лысая, а санитарка сказала: «Отрастут, главное, живая осталась!»

В 16 лет мама пыталась устроиться на работу в шахту, но туда брали только с 17 лет. Она уговорила начальника взять её. Он долго думал, куда же направить, так как она была маленькая и худенькая. В конце концов устроили на откатку вагонеток с углём. Это очень тяжёлая работа под землёй. Под ногами вода, а обуть нечего. Делали из резины опорки и в них работали. Но жить стало полегче, появилась зарплата.

В 1953 году мама вышла замуж за инженера с её шахты, и через некоторое время родилась я. Потом родители несколько раз меняли место жительства: высокогорная шахта на озере Иссык-Куль, Воркута и, наконец, осели в Ростовской области. Мама и здесь пошла работать на шахту, окончила курсы машинистов подъёма и работала под землёй. Ушла на пенсию в 45 лет, выработав подземный стаж, но всё равно работала на запасном подъёме далеко в степи ещё 20 лет.

Сейчас мама продолжает самостоятельно трудиться на даче, а для общения — на рынке продаёт выращенные овощи и фрукты.

Не могу не сказать несколько слов о своем отце Николае Ивановиче Жданове. Он был призван на фронт с начала войны. Его направили на курсы водителей самоходок. Папа участвовал в обороне Ленинграда, закончил войну при взятии Кенигсберга. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга». Служил в 346-м Гвардейском самоходном артиллерийском полку.

Два папиных брата, Евгений Иванович и Анатолий Иванович, тоже были на фронте. Анатолий (летчик) погиб, когда летел получать Звезду Героя Советского Союза. В деревне Касимово Ленинградской области стоит памятник, на котором высечено его имя. Он служил в 15-м Гвардейском краснознаменном полку. Евгений — артиллерист, в 1943 году был ранен, вылечился и продолжал воевать.

Людмила Томчак.

Поделиться
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x
   

Анонс

Кто они, герои нашего времени? Это наши милые, дорогие медицинские сестры, работавшие в «красной зоне», спасавшие больных, заразившихся коронавирусной инфекцией. Читайте о них в газете «АЛ» за 12 мая.

В чем счастье семьи Бурмакиных? Что они сами об этом думают? Читайте в газете «АЛ» за 12 мая.

x