О судьбе отца узнали 5 лет назад

Нам посчастливилось встретиться с Ниной Ивановной Прузан, прежде работавшей учителем в нашей школе Ns 2. Разговор вышел душевным и очень интересным. Вот что рассказала нам Нина Ивановна:

— Детство — самый счастливый период в жизни каждого человека. Никаких забот, никаких проблем, всё решают родители, учителя. Но мое поколение было лишено такого детства, оно совпало с тяжелыми военными годами. Я родилась в большой семье, нас, детей, было пятеро. Жили мы в небольшой деревне Турми некое в Татарской автономной республике. Деревня была многонациональной: здесь жили русские, татары, чуваши, мордва, никакой вражды между людьми не было, хорошо общались взрослые, вместе играли дети. Такое уважение народов друг к другу помогло пережить тяжелые военные годы.

Мне было четыре с половиной года, когда началась война. Отец Иван Петрович работал на машинно-тракторной станции. У него была бронь, она была у многих мужчин. Но никто из них этой бронью не воспользовался, все ушли на фронт, подготовив себе замену.

Фронту нужны были продукты. В летнее время на полях работа не затихала, трудились все, от мало до велика. Взрослые пахали, сеяли, убирали хлеб, а дети, в том числе и я, собирали на полях колоски. Хотя было голодно, ни у кого не возникало мысли взять несколько колосков домой. Собирали картошку, а весной искали для себя оставшуюся в земле после уборки. Из згой гнилой картошки мама делала лепешки.

Через полгода в деревне не осталось ни одного мужчины, кроме старых. Все ушли на фронт. У отца запись в трудовой книжке: «Уволен 31.12.1941 в связи с уходом в Красную Армию». Заметьте, не в связи с призывом, а с уходом, то есть добровольно. Проводы отца помню смутно. Одет он по-рабочему, телогрейка, на плечах котомка, и все от крыльца до дороги провожали папу. В окно смотрели я и младший брат. Что-то, видно, кольнуло в сердце отцу, он вернулся поцеловать младших. Говорят, возвращаться плохая примета…

Так началась наша жизнь без отца. Старший брат работал на тракторе, зимой готовили технику к посевным, возили сено с лугов коровам (в колхозе было большое стадо). Средний брат работал на электростанции. Помню, приходил к нам директор МТС, уговаривал: «Санечка, родной, надо!» И Санечка рано утром шёл с факелом в руках — было очень много волков. Работа мамы в столовой давала нам возможность что-то поесть. Работников МТС даже в войну кормили относительно неплохо, так как нужны были крепкие рабочие руки. Мама приносила картофельные очистки, мыла их, толкла, чуть-чуть добавляла масла. И это было так вкусно! Дедушка работал мельником в соседнем селе, помогал нам мукой. Летом было легче, в огороде росли огурцы, помидоры, капуста, ходили в лес за ягодами, орехами. В реке собирали перловиц (моллюсков), их мясо было очень вкусным, варили супы из крапивы, лебеды. Рядом с нами жила татарская семья, в которой было много детей, они резали бродячих собак, в огромной чугунной сковороде жарили, мы уплетали за милую душу это мясо. Кроме голода, страшными бедствиями были инфекционные заболевания: корь, скарлатина, дифтерия, дизентерия. Много детей умерли за войну от этих болезней. Мы с братом болели корью, лечение было народное. Мама закрыла окна занавесками, мы лежали в полумраке; оказывается, корь не любит ярких солнечных лучей. Вот так и жили. Образования никто из старших детей не получил, кроме начального. Но труд познали рано. Пережили много: голод, холод, болезни. Большой радостью в доме были треугольнички — письма с фронта. Отец писал в каждом письме: «Воюем, бьем немца, победа будет за нами». Помню: однажды пришло письмо с газетными вырезками. Это были стихотворения, которые любили и читали солдаты в промежутке между боями: «Жди меня», «Землянка», а под ними надпись: «Татьяна, пусть дети выучат к моему возвращению эти стихи». Последнее письмо мы получили в сентябре 1943 года. Папа по-прежнему воевал, ходил в разведку, точное свое местоположение сказать не мог, только пояснил, что находится в районе города, который назывался так, с чем пекут пироги на Масленицу. Это был город Изюм. Похоронку мы не получили, и мама надеялась, что отец жив, что, может, попал в плен.

И вот войне конец. Радио было только в сельсовете, и, когда об этом долгожданном событии сообщили, вся деревня устремилась к сельсовету. Что тут было! Слезы, смех, песни, пляски!

В 1947 году старшая сестра, которая жила в Николаевске, помогла переехать к ней. Мы удивились, что можно поесть досыта. Братья зимой ловили мелкую корюшку, летом кету. Проблем с питанием тут не было. Мирная жизнь потихоньку налаживалась. Все пошли работать, я — в школу. И мы начали искать сведения об отце. В Николаевске нам военкомат вручил извещение: «Ваш муж в списках погибших не значится, пропал без вести». Писали в Министерство обороны, ответ тот же. В 70-х годах послали запрос в город Изюм, в ответе сообщили, что в городе и районе обследовали братские могилы, такой фамилии нет. И только к 70-летию Победы мы нашли ответ в Интернете. Оказывается, наш папа погиб при форсировании Днепра. Фамилия отца Богатинов значится в Книге Памяти Татарстана, а в деревне, где мы жили, тоже есть фамилия отца. Ни один из ушедших на фронт из нашего села не вернулся домой.

Любимым праздником в нашей семье является День Победы. Мы смотрим военные фильмы. Мама до самой своей смерти со слезами на глазах смотрела военные передачи. Война закончилась давно. Но из памяти людей она никогда не уйдет. Государство не забывает детей войны, в прошлом году все получили нагрудный знак «Дети военного времени», каждый год оказывает материальную помощь к Дню Победы. Я получила образование, долгие годы работала учителем русского языка и литературы, у меня большая семья: муж, дети, внуки, правнуки. И очень хочется, чтобы не повторилось никогда детство, опаленное войной. Всё можно пережить: голод, холод — лишь бы не было войны!

Мария Алексеева, Максим Андреев, 9 класс, школа № 2.

 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

   

Анонс

Скандинавская ходьба всё больше завоевывает сердца мудрых и зрелых. Читайте об этом в газете «АЛ» за 13 октября.

 

Семья и школа имеют общие задачи в воспитании детей. Это подтвердил разговор на районном родительском собрании. Читайте в газете «АЛ» за 13 октября.

 

Стремление разрушать никак не изжить. Почему? Читайте газету «АЛ» за 13 октября.

 

Строится ферма для крупного рогатого скота. О заботах фермера Валерия Геннадьевича Андреева читайте в газете «АЛ» за 13 октября.

x
   

Анонс

Скандинавская ходьба всё больше завоевывает сердца мудрых и зрелых. Читайте об этом в газете «АЛ» за 13 октября.

 

Семья и школа имеют общие задачи в воспитании детей. Это подтвердил разговор на районном родительском собрании. Читайте в газете «АЛ» за 13 октября.

 

Стремление разрушать никак не изжить. Почему? Читайте газету «АЛ» за 13 октября.

 

Строится ферма для крупного рогатого скота. О заботах фермера Валерия Геннадьевича Андреева читайте в газете «АЛ» за 13 октября.

x